Пожалуй, в первой половине 20 века не существовало писателя с более широким размахом мысли, чем Говард Лавкрафт. Скромный, непримечательный парень с аскетическим взглядом на жизнь подарил будущим поколениям целую эпопею вымышленных миров, где воцарился хаос, страх и уныние. Лавкрафт «дружил» со всеми вещами, что расположились за границей понимания большинства, и всей этой фантасмагории, рождающейся в глубинах его собственного сознания, пытался дать обоснованный, научный ответ.

«Хребты безумия» по праву можно считать одним из лучших произведений великого мастера ужасов. Хотели инопланетных чудищ, от которых, что называется, «волосы в жилах стынут»? Пожалуйста. Хотели тайный, причудливый мир вечного холода с непроходимыми ледяными вершинами? Пожалуйста. Хотели динамичный нарратив главного героя, что по ходу повествования только сильнее и сильнее нагоняет саспенса? И тут Лавкрафт решил всем угодить. Более того, данное произведение гармонично перекликается с циклами «Мифы о Ктулху» и «Царство снов» - герои видят дивный мираж, похожий на часть огромной мультивселенной сновидцев, знают магический «Некрономикон» от первой до последней страницы, а божество Ктулху соперничает за владение нашей планетой с другими не менее развитыми древними цивилизациями.

Американский геолог Дайер рассказывает о научной экспедиции 1930 года, что имела место в Антарктиде. Вместе с коллегами из Мискатоникского университета (вымышленного университета вымышленного города Аркхема в штате Массачусетс) он исследует образцы почвы и пород, неожиданно наталкиваясь на отпечатки неопознанных существ, проживавших на планете Земля в прадавнем периоде. Сразу после этого, экспедиция обнаруживает огромные горы, размеры которых внушают воображение – это настоящие титаны, поднимающиеся над уровнем моря на шесть-восемь километров. Команда отчаянных учёных-смельчаков решает пройти вглубь хребтов, позже названых Дайером «Хребтами безумия». Впоследствии, даже не подозревая, чем эта идея может закончиться, они становятся свидетелями нечто такого, что никак не поддаётся объяснению и пониманию…

Знаете, в последнее время я слышал немало противоречивых мнений о творчестве Лавкрафта. Да, у него специфический стиль повествования, более напоминающий «научный отчёт о содеянных подвигах». Да, его герои лишены своего прошлого или будущего – они живут здесь и сейчас, ни вспоминая свою жизнь, ни заглядывая в неё наперёд. Да, мы никогда не узнаем, почему они решились на такую тяжёлую миссию, есть ли у них дети, переживают ли за них жёны, с кем они засиживаются в барах по ночам, или с кем никогда и ни при каких обстоятельствах не разделят общую трапезу – Лавкрафт осознанно упускает эти аспекты, без которых, например, нельзя представить книги другого «Короля ужасов» - Стивена Кинга. Да, вы можете смело заявлять, что Лавкрафт искусственно создаёт антураж для своих повестей, что некоторые его предложения буквально пытаются выдавить из человека ощущение страха… Но, только лишь за попытку удостоить своё имя в истории за столь оригинальные идеи, я мысленно посылаю Лавкрафту в Провиденс, где он захоронен, слова невероятного уважения.

У Джека Лондона есть роман «Межзвёздный скиталец», где главный герой, помещённый в карцер, в котором практически нет света, и затянутый до стенокардии в смирительную рубашку, выходит из собственного тела, путешествуя по своим прошлым жизням. Так вот, если б такой герой существовал в реальном мире, то это несомненно был бы Лавкрафт. Это пример того, как человеку порой достаточно лишь маленькой комнаты и письменного стола, чтобы подарить будущим поколениям фантастически красивые миры, будоражащим сознание широтой мысли робкого Говарда, немного странного, затерянного в собственных фантазиях… Но затерянного искренне. И это – единственное, что действительно важно.  

Я специально не буду углубляться в детали сюжета и пересказывать ключевые события, ведь задача рецензии не просто пустить пыль в глаза читателю, сухо подчёркивая целые разделы из содержания (при этом есть риск проспойлерить много интересных моментов, напрочь отбив у людей желание открыть книгу), а взвесить все «за» и «против», чтобы добиться ответа на единственный вопрос – а стоила ли игра свеч? Как вы уже догадались, стоила. Десятикратно.

«Хребты безумия» - это больше, чем хоррор. Это ода тем людям, которые летали на Луну, тем, кто боролся с мамонтами, тем, кому не было страшно на куске дерева доплыть до берегов Америки, тем, кто вопреки общественному мнению прогибает систему под себя. Это ода безумным фанатам своего дела, что никогда и ни при каких обстоятельствах не остановятся на достигнутом. Вот вы сумели бы найти в себе смелость пересечь тысячи километров, вступив своей ногой на леденящий до приступов панических атак континент, на котором в глубинах загадочных гор таится огромная захороненная цивилизация существ, абсолютно ничем не похожих на человека? Нет? А Дайер смог. И Лавкрафт тоже.